Я говорил надменно и свысока. Я был уверен, что никто, кроме меня, так хорошо не знает, как это быть геем. Тем более женщина. Тем более психолог.

О них, психологах, я тоже “все” знал: “залечит” как воспитатель нравственными понятиями или как участливый родитель будет демонстрировать понимание граничащее с медсестринской заботой о больном. 

Так зачем я пошел на прием? Мне было скучно. Скучно все. Работать не хочу, с друзьями встретиться — утомительно, куда-нибудь сходить — неинтересно. Все надоело. Я только что расстался с очередным парнем и не знал, чем себя занять. А что, попробую, приобрету новый опыт, будет что рассказать друзьям. Я был уверен, что тема нетрадиционной ориентации заинтересует психолога, мы порассуждаем о нравах общества и гомосексуальности, пока мне не надоест. А потом моя хандра пройдет, и я вернусь к своей обычной жизни. Тогда я еще не знал, что то, о чем я говорю, и как я об этом говорю, и есть я сам.

И вот я в кабинете, качаю ногой, демонстрирую расслабленность и легкое безразличие. Я рассказываю о своих взглядах на жизнь, удивляюсь необъяснимым поступкам других людей и комментирую со знанием дела окружающее меня бытие. И тут она задает вопрос: “А где здесь Вы?”

Мне даже показалось, что я слышу как рушатся вокруг меня стеклянные декорации, все осыпалось, все исчезло. Я что, все время не туда смотрел, не то делал, для кого, а для себя что?

Все это внутри меня пронеслось прежде, чем я смог выдавить из себя встречный вопрос, позволяющий выиграть время: “Как это “где я”?”. Так началась наша работа. Мы занимаемся около 8 месяцев. Каждая сессия — маленькое открытие про меня. Так много меня у меня никогда не было.

Я узнал, что на самом деле значит любить себя. Увидел как много времени тратил на пустые отношения, и пустыми они были из-за меня.

Ни один человек не смог бы сделать меня счастливым, потому что я сам не знал, что мне для этого нужно.

Я понял, что не страх остаться одному заставлял меня менять одни отношения на другие, а страх быть с кем-то по-настоящему близким. Ведь это так страшно впустить другого глубоко в сердце, любить и не ждать предательства.

Я не знаю, как это работает и какими приемами пользуются психологи, но я чувствую себя настоящим, я у себя есть.

Сергей, 31 год.


Узнать, как психотерапия работает с разными запросами можно через истории людей, обратившихся за помощью к специалисту. При сборе этой истории мы в Мете учли профессиональную этику. Имена изменены, все совпадения случайны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.