• Синдром самозванца
  • Навязчивые мысли
  • Низкая самооценка
  • Тревога и бессонница

Постоянно тревожился из-за задач и рабочих моментов

Мне было 37 лет, и я занимал пост финансового директора в довольно крупной компании. Помимо основной работы я принял участие в запуске двух успешных стартапов. Мое образование, Мехмат МГУ и Лондонская Школа Экономики, и наработанная экспертиза делали меня востребованным и довольно высокооплачиваемым специалистом. Сейчас я это понимаю.

Но тогда я чувствовал себя иначе.

Постоянно тревожился из-за задач, планов, разных рабочих моментов. Мысли о работе крутились в голове нон-стоп.

Уезжая в редкие отпуска, я всегда был на связи. Тревожился, вдруг без меня что-то пойдет не так. Я чувствовал необходимость непрерывно держать руку на пульсе.

У меня появились проблемы со сном. Я часами не мог заснуть, прокручивая в голове по кругу свои планы на ближайшее время. Обнаруживал потенциально проблемные зоны. Сдерживал себя от того, чтобы прямо ночью связаться с подчиненными.

А еще я все время сомневался в себе, значимости своих достижений. Я думал о по-настоящему успешных selfmade людях, например, о Федоре Овчинникове, и понимал, что мне до него далеко. Воспоминания о моих проколах преследовали меня. Чтобы доказать, что и я чего-то стою, я брался за новые проекты. И во многих был вполне успешен. Но это меня не радовало, я чувствовал, что все равно есть люди лучше меня.

Устав от бессоницы, я пошел ко врачам. Прошел обследование. Выяснилось, что со здоровьем в целом все в порядке. Врач сказал, что мне имело бы смысл пойти к психотерапевту. И я пошел, хотя были сомнения. Психолог, которого мне порекомендовали, была женщина средних лет. Я рассказал ей о своих тревогах, сомнениях, неуверенности в себе. О том, как я лежу без сна по ночам, думая, как все успеть и сделать все на высшем уровне. Сначала мне было непросто открываться незнакомому человеку, но ее внимание и заинтересованность помогли мне.

Однажды психолог спросила меня, бывают ли какие-то промежуточные варианты между провалом и успехом. Она нарисовала шкалу, на одном конце которой находятся неудачники, а на другом люди типа Овчинникова. И дала мне задание подумать, вспомнить людей, которых можно расположить на шкале между этими полюсами. Такая постановка вопроса удивила меня и заставила осознать, что я мыслю крайностями, вижу многое в черно-белом свете.

Поворотной точкой стала работа про наши взаимоотношения с отцом. Про то, как они на меня повлияли. Отец уже умер к тому времени, но его фигура всегда была для меня суперзначима. Желание что-то ему доказать, удостоиться его скупой похвалы определяли многие мои решения. К сожалению, отец мало обращал на меня внимания в детстве. Исключениями были случаи, когда я участвовал в олимпиадах и соревнованиях. Вот тут он включался. Но интересовался он только результатами. Если я занимал первое место, выигрывал олимпиаду, тут я видел, что отец доволен, что он мной гордится. Поэтому я старался изо всех сил, учился на отлично, хотел всегда быть лучшим.

На терапии вспомнилась история, которая особенно травмировала меня. Я принимал участие в соревнованиях по теннису. И занял второе место. Это были серьезные соревнования, и сейчас я понимаю, что второе место – это было круто. Отец мне тогда ничего не сказал, только коротко взглянул на меня и отвернулся. Но в этом взгляде было столько разочарования и презрения, что я почувствовал себя полным лузером и ничтожеством. Мне было так обидно, слов нет. И я ужасно злился на отца, за то, что его любовь можно получить только супердостижениями. А просто так он меня не ценит.

Терапевт предложила мне все эти чувства высказать отцу, как будто он сидит с нами в кабинете. Начать было сложно. Но потом я сказал отцу все, чего никогда ему не говорил, и даже не очень хорошо понимал, что я это чувствую. Я говорил, обвинял его, рассказывал, как на меня повлияло его отношение ко мне. Как я теперь сам себя не ценю, вечно стараюсь взять самую высокую планку. И не могу радоваться жизни. Много чего я тогда высказал отцу. После той сессии я вышел, чувствуя себя опустошенным и освобожденным одновременно.

Еще терапевт много расспрашивала меня о моих достижениях. Сначала я по-обыкновению говорил, что никаких особенных достижений нет. Но потом сам втянулся и стал с удовольствием рассказывать о своей карьере, проектах, стартапах. У нас образовалась традиция начитать встречу с моих успехов за неделю. И я научился обращать внимание и не скидывать со счетов даже небольшие изменения и скромные успехи.

Я ходил на терапию каждую неделю. Реально изменения я начал чувствовать где-то через полгода. Стало меняться мое отношение к самому себе.

Отпала необходимость постоянно сравнивать себя с другими. Улучшился сон. И я стал получать удовольствие от работы, а такого давно уже не было.

Теперь я стараюсь почаще говорить себе, что я молодец.

Эксперты Меты готовы помочь Помощь экспертов Меты Мы всегда рядом

334 психотерапевта Меты готовы
помочь вам и заниматься
в Москве, Санкт-Петербурге или онлайн

Другие истории по теме «Синдром самозванца»

Постоянно тревожился из-за задач и рабочих моментов

Я часами не мог заснуть, прокручивая в голове по кругу свои планы на ближайшее время. Поворотной точкой стала работа с терапевтом: задав нужные вопрос он смог...

Читать целиком
Я пыталась стать идеальной

Каждая даже незначительная ошибка представлялась катастрофой, я не умела их себе прощать. Психотерапевт помогла мне осознать, что...

Читать целиком
Постоянно отодвигала себя на вторые роли

Я сама закрывала перед собой двери и отказывалась пробовать войти в них снова, топталась на месте, делая не то, не так и не с теми людьми. Дикое недовольство собой привело меня к психотерапевту, который объяснил...

Читать целиком
Эксперты Меты готовы помочь Помощь экспертов Меты Мы всегда рядом
334 психотерапевта Меты готовы помочь вам
и заниматься в Москве, Санкт-Петербурге или онлайн

Ещё психотерапия помогает справиться с этим

Я просыпался рано утром с чувством необъяснимой тревоги.

Ещё год назад я представлял из себя клубок тревоги, раздражения и отчаяния. У меня не было сил решать проблемы, которые ставила передо мной жизнь. Выйти из депрессивного эпизода мне помог психотерапевт, который...

Читать целиком
Из-за постоянных переработок стала раздражительной

Постоянное ощущение загнанности на работе, цейтнот: я не могла даже вздохнуть спокойно. С психологом мы смогли разобраться.

Читать целиком
Мы с мужем постоянно ссорились, казалось, по пустякам

После очередной ссоры мне показалось, что мой брак – ошибка. Испугавшись этой мысли, я предложила мужу обратиться к психологу. Работая с терапевтом, мы многое поняли друг про друга. Он помог нам понять, что...

Читать целиком